Аристипп. Основоположник гедонизма. Афоризмы. Часть I.

Афоризмы. Аристипп.

Аристипп (435—355 гг. до н. э.), ученик Сократа. Основатель гедонической школы философии (гедонизм др. греч. — наслаждение, удовольствие). Счастье и смысл жизни в понимании Аристиппа заключается в достижении наибольшего удовольствия, избегая при этом боли. Наслаждение (гедонизм) является высшим благом. Добродетель- это умение господствовать над своим наслаждением и управлять своими желаниями. Счастье является не само по себе, а возникает через отдельные наслаждения. Доказательство же того, что наслаждение есть цель, в том что мы, начиная с детства, непроизвольно привыкаем и тянемся к нему, а так же мы стараемся избегать боли и страдания. Не нужно ни жалеть о прошлом, ни бояться будущего; но нужно довольствоваться только настоящим, да и то, только каждым его моментом в отдельности. За последние постулаты я, пожалуй, проголосую обеими руками.

Хаотичные мысли: неудивительно, что учение Аристиппа о гедонизме имело много последователей, в частности в древнем Риме и среди аристократов «галантного века» (европа XVIII века, в особенности во Франции во времена Людовика XV).

С гедонизмом поверхностно разобрались, давайте вернемся к основоположнику. 

«Аристипп был родом из Кирены, а в Афины он приехал, привлеченный славой Сократа, как сообщает Эсхин. Перипатетик Фений из Эреса говорит, что, занимаясь софистикой, он первым из учеников Сократа начал брать плату со слушателей и отсылать деньги учителю. Однажды, послав ему двадцать мин, он получил их обратно, и Сократ сказал, что демоний запрещает ему принимать их: действительно, это было ему не по душе.» 

Диоген Лаэртский. «Жизнь, учения и изречения знаменитых философов».

Судя по историческим свидетельствам Аристипп прожил долгую (80 лет) насыщенную и веселую жизнь, зарабатывал деньги своим умом и не жалея тратил их на свои наслаждения. Умный, находчивый и циничный таким он предстает перед нами. 

«Дело в том, что он извлекал наслаждение из того, что было в этот миг доступно, и не трудился разыскивать наслаждение в том, что было недоступно».

Так о нем пишет Диоген Лаэртский (историк философии II-III век н. э.) в книге «Жизнь, учения и изречения знаменитых философов». На мой взгляд у такого мудреца есть чему поучиться.

Однажды Дионисий предложил ему из трех гетер выбрать одну: Аристипп увел с собою всех троих, сказав: «Парису плохо пришлось за то, что он отдал предпочтение одной из трех». 

Когда Дионисий плюнул в него, он стерпел, а когда кто-то начал его за это бранить, он сказал: «Рыбаки подставляют себя брызгам моря, чтобы поймать мелкую рыбешку; я ли не вынесу брызг слюны, желая поймать большую рыбу?»

Однажды, когда он проходил мимо Диогена, который чистил себе овощи, тот, насмехаясь, сказал: «Если бы ты умел кормиться вот этим, тебе не пришлось бы прислуживать при дворах тиранов». — «А если бы ты умел обращаться с людьми, — ответил Аристипп, — тебе не пришлось бы чистить себе овощи.

На вопрос, какую пользу принесла ему философия, он ответил: «Дала способность смело говорить с кем угодно». 

На вопрос Дионисия, почему философы ходят к дверям богачей, а не богачи — к дверям философов, он ответил: «Потому что одни знают, что им нужно, а другие не знают». 

Когда Платон упрекал его за роскошную жизнь, он спросил: «А Дионисий, по-твоему, разве не хороший человек?» И когда тот согласился, то сказал: «А ведь он живет еще роскошнее, чем я: значит, ничто не мешает жить роскошно и в то же время хорошо».

На вопрос, какая разница между людьми образованными и необразованными, он ответил: «Такая же, как между лошадьми объезженными и необъезженными».

Однажды, когда он входил с мальчиками в дом к гетере и один из мальчиков покраснел, он сказал: «Не позорно входить, позорно не найти сил. чтобы выйти».

Когда кто-то предложил ему задачу и сказал: «Распутай!» — он воскликнул: «Зачем, глупец, хочешь ты распутать узел, который, даже запутанный, доставляет нам столько хлопот?» 

Он говорил, что лучше быть нищим, чем невеждой: если первый лишен денег, то второй лишен образа человеческого. 

Однажды кто-то бранил его; он пошел прочь: бранивший направился следом и спросил: «Почему ты уходишь?» Аристипп ответил: «Потому, что твое право — ругаться, мое право — не слушать». 

Кто-то сказал, что всегда видит философов перед дверьми богачей. «Но ведь и врачи, — сказал Аристипп, ходят к дверям больных, и тем не менее всякий предпочел бы быть не больным, а врачом».

Однажды он плыл на корабле в Коринф, был застигнут бурей и страшно перепугался. Кто-то сказал: «Нам, простым людям, не страшно, а вы философы, трусите?» Аристипп ему ответил: «Мы оба беспокоимся о своих душах, но души-то у нас не одинаковой ценности».

Человеку, который хвастался обширными знаниями, он сказал: «Оттого, что человек очень много ест, он не становится здоровее, чем тот, который довольствуется только необходимым: точно так же и ученый — это не тот, кто много читает, а тот, кто читает с пользою». 

Оратор, который защищал Аристиппа на суде и выиграл процесс, спрашивал его: «Что хорошего сделал тебе Сократ?» — «Благодаря ему, отвечал Аристипп, — все, что ты говорил в мою пользу, было правдой».

Кто-то привел к нему в обучение сына; Аристипп запросил пятьсот драхм. Отец сказал: «За эти деньги я могу купить раба!» — «Купи, — сказал Аристипп, — и у тебя будет целых два раба»

Когда его упрекали за то, что, защищая свое дело в суде, он нанял оратора, он сказал: «Нанимаю же я повара, когда даю обед!»

Однажды Дионисий требовал, чтобы он сказал что-нибудь философское. «Смешно, — сказал Аристипп, — что ты у меня учишься, как надо говорить, и сам меня поучаешь, когда надо говорить». На это Дионисий рассердился и велел Аристиппу занять самое дальнее место за столом. «Что за почёт хочешь ты оказать этому месту!» — сказал Аристипп.

Когда кто-то хвалился своим умением плавать, Аристипп сказал: «И не стыдно тебе хвастаться тем, что под силу даже дельфину?» 

На вопрос, чем отличается мудрый человек от немудрого, он сказал: «Отправь обоих нагишом к незнакомым людям, и ты узнаешь». 

Кто-то хвастался, что может много пить не пьянея. «Это может и мул», — сказал Аристипп.

Кто-то осуждал его за то, что он живет с гетерой. «Но разве не все равно, — сказал Аристипп, — занять ли такой дом, в котором жили многие, или такой, в котором никто не жил?» — «Все равно», — отвечал тот. «И не все ли равно, плыть ли на корабле, где уж плавали тысячи людей, или где еще никто не плавал?» — «Конечно, все равно». — «Вот так же, — сказал Аристипп, — все равно, жить ли с женщиной, которую уже знавали многие, или с такой, которую никто не трогал».

Диоген Лаэртский. «Жизнь, учения и изречения знаменитых философов».

Вам может понравиться: «В каком возрасте уходили на покой соратники Александра Македонского» и Эпиктет. Афоризмы раба, вдохновившие императора«. Пишите отзывы, если понравилось ставьте лайки, подписывайтесь на канал.

Добавить комментарий