Космоопера античности.

Космоопера античности.

Анекдот:

Вася, скажи мне, что ты читаешь, и я скажу, кто ты. 

Я читаю Толстого, Достоевского, Тургенева. 

Кто я? Болтун ты, Вася!

Это вместо вступления. Я, например, в настоящее время читаю Лукиана Самосатского (125 — 180 г.г.), честное слово, и мне нравится. Написать эту статью я решил после прочтения его «Правдивой истории», описывающей путешествие на Луну и Венеру. Не знаю, можно ли назвать Лукиана первым фантастом в истории или отдать пальму первенства Гомеру (он тоже в «Одиссее» дал волю фантазии). Хотя я бы причислил поэму Гомера к жанру фэнтези (мифического), но пусть разбираются филологи. Вернемся к Лукиану. Его герои попадают на луну на корабле, забрасываемый бурей. Наивно? Да, но не намного наивнее, чем у Жюль Верна, чьи персонажи попали на луну в гигантском снаряде, вылетевшим из специальной пушки. Давайте примем во внимание, что Лукиан родился ни много ни мало на тысячу семьсот три года ранее Жуль Верна. При этом все элементы космооперы присутствуют. Попав на луну, греки участвуют в космической битве селенитов с солнечниками, причина раздора — колонизация Венеры. Они путешествуют, встречая множество экзотических форм инопланетной жизни. 

Лукиан Самосатский — философ, ритор и сатирик, так описывает своё произведение: 

«В нем читателя будут привлекать, не только своеобразность содержания и прелесть замысла, не только пестрота выдумок, изложенных убедительным и правдоподобным языком, но и то, что каждый из рассказов содержит тонкий намек на одного из древних поэтов, историков и философов, написавших так много необычайного и неправдоподобного, и которых я мог бы назвать по имени, если бы ты при чтении сам не догадался, кого я имею в виду».

В том числе, «достаётся» и Гомеру. Вообще Лукиан, судя по его произведениям, без излишнего трепета относился к авторитетам, включая и богов. Читаем далее:

«Руководителем, научившим описывать подобного рода несообразности, был Одиссей Гомера, который рассказывал у Алкиноя про рабскую службу ветров, про одноглазых, про людоедов и про других подобных диких людей, про многоголовых существ, про превращение спутников, вызванное волшебными чарами, и про многое другое, рассказами о чем Одиссей морочил легковерных феаков».

Когда я читал, меня не оставляло чувство, что «Правдивая история» мне что-то напоминает. Наконец вспомнил, «Звездные дневники Ийона Тихого» Станислава Лема, точнее правильнее было бы сказать, что «Звездные дневники»напоминают «Правдивую историю», так как написаны были почти на тысячу восемьсот лет позднее. Чем напомнили? Наверное, едким юмором. Оба автора пародируют распространенные штампы, встречающиеся у их коллег по-писательскому мастерству. Иронизируют над популярными идеями своего времени (с поправкой на 1793 года), иногда доводя ситуацию до абсурда, получается смешно. Но и Лукиан, и Лем не юмористы, я бы их скорее назвал «мастерами сарказма».

«Сарказм — один из видов сатирического изобличения, язвительная насмешка, высшая степень иронии, основанная не только на усиленном контрасте подразумеваемого и выражаемого…» Википедия.

Лукиан из Самосаты и Станислав Лем. Афоризмы.
Мне только кажется, или они в чем то похожи?

Давайте сравним:

«Мы проплыли всю следующую ночь и день, а под вечер приехали в город, называемый Светильнеград. Город этот находится в воздухе между Гиадами и Плеядами, но значительно ниже Зодиака. Сойдя на землю, мы не встретили ни одного человека, но видели множество светильников, бегающих по всем сторонам и чем-то занятых на рынке и в гавани. Все они были невелики и казались бедняками; больших и знатных было немного, их можно отличить по яркости и блеску. У каждого из них был свой собственный дом и подсвечник». 

Лукиан Самосатский «Правдивая история».

«С минуту я стоял без движения, наслаждаясь необычайным зрелищем, какое представлял погружающийся в сумерки центр города. Красное солнце только что скрылось за горизонтом. Ардриты не пользуютсяискусственным освещением, так как светятся сами. Авеню Мурдр, на которой я стоял, была полна мелькающими огнями прохожих; одна молодая Ардритка, проходя мимо меня, кокетливо засветилась золотистыми полосками под своим абажуром, но, узнав чужеземца, скромно пригасла». 

Станислав Лем «Звёздные дневники Ийона Тихого»,

Иллюстрации, афоризмы.

Два ироничных философа похожи, несмотря на века разделяющие их. Это доказывает, что юмор и ирония, не только интернациональны, но и находятся вне времени. 

Пожалуйста, пишите комментарии, мне интересно Ваше мнение, обязательно отвечу.

Добавить комментарий